Мученик-воин Евгений Родионов

mol2

Однажды мой взвод, действуя в качестве группы охранения командира батальона, выехал на очередное задание: обеспечить доставку важного донесения в штаб Наро-Фоминского сводного парашютно-десантного батальона.

Около часа мы на БТР-Д Алексея Спивакова колесили по кварталам Грозного, пока не прибыли к назначенному пункту — к блокпосту, установленному у хоздвора здания школы.

Неподалёку на школьном стадиончике виднелись ровно выстроившиеся, как на параде, ряды нарофоминских «бэмдэшек».

Комбат, спрыгнув с брони десантной машины, поспешил к зданию школы, в которой и располагался штаб десантников-парашютистов.

Мы оставались в ожидании его возвращения и, пока было время, завели разговор с бойцами блокпоста. От них мы услышали рассказ, как их парни недавно были захвачены в плен.

Потом их обнаружили мёртвыми со следами зверских пыток.

Да, попасть в плен к дудаевцам — всё равно, что в ад угодить.

В фильме Александра Невзорова «Чистилище» показана сцена распятия российского солдата — такое действительно имело место.

Иногда пленных могли обменять, а когда просто выкупали за деньги.

В Афганской войне за пленного советского лётчика душманы могли выменять 30 автоматов Калашникова, цена пленного офицера –полковника стоила 8 автоматов, капитана — 2 автомата, а лейтенанта 1 АК.

В Чечне пленный солдат или офицер в разные времена двух пройденных войн оценивался по-разному от 5 до 12 тысяч долларов.

Один раз пленные солдаты были обменены на 40 тонн муки.

В Великую пятницу, в канун Пасхи 1996 года, боевики распяли на телеграфных столбах троих российских солдат.

Не жалели и священников (в отличие даже от монголо-татар): был убит русский священник Отец Анатолий (Чистоусов), служивший в Грозном в русской православной церкви.

И не только он один.

Или такой случай. 13 февраля 1996 года четверо бойцов 479-го погранотряда особого назначения угодили под Бамутом в лапы к небезызвестному чеченскому главарю Хойхороеву.

Примерно через год после той даты в России разошлись пятнадцатитысячным тиражом брошюры под названием «Новый мученик за Христа воин Евгений».

О нём и его товарищах был также показан видеосюжет в телепередаче «Русский дом».

А еще 10 лет спустя мне довелось увидеть в документальном фильме Александра Носкова «Живи и веруй» видеокадры реальной казни Евгения Родионова, заснятые боевиками.

Эти кадры невозможно смотреть…

Находившимся три с половиной месяца в чеченском плену под страшными пытками и издевательствами пограничникам давали выбор: «Кто хочет остаться живым, пусть снимет свой нательный крестик и назовёт себя мусульманином».

Когда Евгений отказался снять свой крест и отречься от православия — его убили, отрезав голову.

Плен испокон веков считался самым страшным, что может случиться с человеком.

Плен — это неволя и унижения.

А чеченский плен — это издевательства и изуверские пытки, которые невозможно себе представить нормальному человеку.

Они выпали на долю пограничников, захваченных бандитами Хойхороева.

День за днём после пыток и издевательств боевики твердили им: «Мы оставим вам жизнь, для этого нужно всего лишь снять с себя крест и принять нашу веру».

Но не смогли преступники сломить волю российских солдат — в свои неполные девятнадцать лет пацаны сделали свой выбор, никто из них не захотел ценой предательства сохранить себе жизнь, стать «братом» «чеченских волков».

23 мая 1996 года, в праздник Вознесения Господня, в селении Бамут Евгений Родионов и трое его сослуживцев приняли мученическую смерть от рук головорезов Хойхороева.

Две недели в майскую жару их тела оставались непогребёнными. 10 месяцев мать Жени Родионова, Любовь Васильевна, искала своего сына по всей Чечне, чтобы увезти его на родину, предать тело родной земле по христианскому обычаю.

И она нашла его: за 4 тысячи долларов чеченские боевики показали ей место захоронения Евгения.

Там находились лишь туловище без головы, и она смогла опознать его лишь по нательному крестику, который чеченцы не посмели забрать.

За голову сына убийцы потребовали дополнительные деньги.

20 ноября 1996 года тела Евгения и его сослуживцев были доставлены на родину.

Случилось это в день памяти мучеников Мелитинских, которые первыми из воинов Римской империи стали христианами.

За отказ отречься от Христа 33 воинам отсекли головы.

Один из этих воинов носил имя Евгений.

«Уклоняясь от смерти за честь веры и за свободу Отечества, ты умрёшь преступником или рабом, умри за веру и Отчество — ты примешь жизнь и венец на небе», — так сказал священник Филарет Московский в 1812 году, в годы первой Отечественной войны русского народа.

Прости меня, мама!

Я убит под Бамутом,

А мой друг — в Ведено.

Как Иисусу воскреснуть

Нам уже не дано.

Так скажите мне, люди,

В этот смертный мой час:

«Кто послал нас, мальчишек,

Умирать на Кавказ?»

В сорок первом мой дед

Уходил на войну

Защищать советскую власть

И родную страну…

Ну, а я за кого

Пал в смертельном бою?

За какую державу?

За какую страну?

Ты прости меня, мама,

Что себя не сберёг.

Нас лежит очень много

У кавказских дорог.

И ещё тебя, мама,

Об одном лишь прошу:

Всем народом судите,

Кто затеял войну!

Кто заставил бомбить

Города и людей,

И свинцом поливать

Стариков и детей…

Кто отдал тот приказ,

Нам в своих же стрелять,

Кто послал на Кавказ

В двадцать лет умирать.

Автор неизвестен

Ранее

Далее

Прочтите так же:  Незваные гости
Оцените статью
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Системы Безопасности
Добавить комментарий