Штурм президентского дворца

mol2

В те дни января мы жили надеждой на скорое окончание войны.

Грамотно разработанная операция по штурму президентского дворца, который стал в тот период символом сопротивления чеченских сепаратистов, позволила к назначенному времени подвести войска к дворцовой площади со всех направлений.

Как только позволила погода, 1718 января армейские штурмовики Су-25 нанесли по президентскому дворцу авиаудары с применением бетонобойных бомб и тяжёлых НАР С-24.

Авиаудары снесли угол дворца и целую секцию от крыши до земли.

Бетонобойные бомбы, пробив перекрытия отдельно стоящего корпуса конференц-зала и толстые железобетонные своды, поразили размещённый под ними бункер и подземный переход, связывающий его с дворцом.

Из воспоминаний моего друга, старшего матроса Белостокской бригады морской пехоты Балтийского флота Вячеслава Плешивцева, и (дополнительно из очерка Владимира Левчука) мне известно, что Президентский дворец Джохара Дудаева был занят подразделениями десантно-штурмового батальона морской пехоты Северного Флота 19 января 1995 года.

В послевоенные годы многие из военных спорили, кто первым из российских подразделений были у стен резиденции Дудаева.

Да, морпехи не входили первыми в Грозный.

Как такового опыта участия в реальных боевых действиях, а тем более в городе, у пехотинцев было маловато.

Учиться воевать в таких условиях им приходилось на ходу.

Ценой крови и теряя сотни друзей.

И им выпала эта доля, а потом и слава.

Получилось так, и не в обиду сказать, что дорогу к славе им выстелили своими телами мотострелки, десантники и спецназовцы.

Перед штурмом дворца морпехи находились на острие ножа.

Да и не только матросы.

Группа спецназа ГРУ шли тогда рядом с пехотинцами, спецназовцами и десантниками, и их разведданные вместе с зачистками на переднем крае для морпехов были, безусловно, бесценными.

Миномётный огонь стихал только на короткое время, а дальше всё то же чистилище.

Из здания гостиницы «Кавказ» по дворцу Дудаева уже вовсю работали огнемётчики.

Здесь расстояние в принципе было небольшое, и если в мирных условиях этот отрезок пути можно было пройти за четверть часа, то здесь приходилось пробиваться сутками.

На частоту радиостанций морпехов вскоре вышел сам Масхадов с предложением прекратить огонь и заключить перемирие для сбора тел погибших, оказания помощи раненым и их эвакуации.

Но на такой шаг морпехи не пошли.

Было бы глупо, когда до того логова оставалась сотня метров.

Рано утром 19 января группа морских пехотинцев под командованием подполковника Александра Черанёва, который в то время находился на должности начальника штаба группировки морской пехоты Северного флота, начала выдвижение.

Где ползком между грудами битого кирпича, где короткими перебежками от одной подбитой машины до другой, скрываясь за их бронёй, то прижимаясь к окоченевшим, припорошенным пеплом и снегом трупам людей, пробирались к зданию, именуемому «целью операции».

Когда группа вошла во дворец и только-только успела осмотреться, начался артиллерийский обстрел.

И спасли тогда бойцов толстые бетонные стены здания.

Это с окраины Грозного наши пушкари открыли огонь из артиллерии.

Не согласовав действия наступающих групп, не оценив обстановку, не зная реальной задачи и чёткого плана действий, артиллеристы, конечно же, выполняли приказ свыше.

И, получается, долбили по своим. Более часа с небольшими интервалами продолжался обстрел.

Всё смешалось тогда в смертоносную бурю.

Казалось, что сам воздух состоял из цементной пыли и пороховой гари.

Мощные разрывы сотрясали все здание от верха и до основания.

Снова наступила, уже знакомая неразбериха.

— Да когда же она закончится?

Погибнуть от своих же осколков не хотел никто.

Первый заход во дворец был кратковременным.

Пришлось снова отступить: выжидали, когда стихнет наша артиллерия.

И только последующие штурмы принесли успех.

Андреевский и Российский флаги морские пехотинцы водрузили на развалинах президентского дворца Джохара Дудаева.

Осада и штурм «Белого дома» прошли почти на «отлично».

О сопротивлении напоминали лишь лежавшие у развалин трупы боевиков-смертников.

— Но где же те «паханы» из правительства Ичкерии?

Испарились, ушли в горы?

И как же они смогли незаметно пройти через два кольца федеральных войск?

Как сумели миновать десятки блокпостов, расставленных по городу?

Это сейчас, конечно, уже известно, но в те дни эту информацию мало кто знал…

Утром следующего дня мы ходили по мраморным обломкам правительственных зданий, напевая солдатскую песню: «Не за копейки и рубли идём мы по земле Чечни.

А чтобы тебя, Россия-Русь, великой звали»…

Наступил перелом в боях за город Грозный.

Теперь стояли совсем другие задачи.

После взятия президентского дворца подразделениями морской пехоты и внутренних войск в его развалинах было обнаружено множество документов «правительства» Джохара Дудаева и его сподвижников.

Был также найден личный архив, где были письма, докладные и секретные папки и даже образцы новых денежных купюр Чеченской Республики.

Среди документов было масса материалов, изобличающих преступную деятельность дудаевской верхушки против своего народа.

Было обнаружено более 500 дел на скрывавшихся от правосудия уголовников, некоторые из которых, может, и по сей день составляют ядро бандформирований.

А это нелюди, которым отступать некуда.

Покидаем территорию железнодорожного вокзала.

Собираем все вещи и грузим в наши БМД.

Колонна стоит вереницей по всей привокзальной площади.

Меняем место дислокации, и переезжаем в район за территорией депо, ближе к реке Сунжа — район Войково.

Наше место теперь распределено перед речкой Сунжа по улице Коммуны.

Сапёр из роты капитана Тупотина, которого все считали сапёром от Бога, профи в своём минёрном деле, рядовой Юсуф Гаджифейтулаев (кличка — «Гаджик») почему-то сильно тогда не торопился.

Он сидел на кортах и, прижавшись спиной к колесу ГАЗ-66, докуривал чинарик, который обжигал уже кончики его пальцев.

Перед ним у его ног лежит ящик с тротиловыми шашками.

Задача сапёру предстояла очень трудная нужно было уничтожить все следы ранее подбитой БМД старшего лейтенанта Сергея Пушкина, которую мы уже перетащили сюда с места ее гибели со Старопромысловского шоссе.

От БМД теперь оставался один остов без узлов и механизмов со следами боёв (на корпусе машины была одна дырочка в полтора сантиметра — от струи взрывчатого заряда гранатомётного выстрела).

Ранее

Далее

Прочтите так же:  Рейд в западню
Оцените статью
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Системы Безопасности
Добавить комментарий