В зоне оперативного провала

Зачем и кому было надо посылать тех ребят на убой –  беспощадно, нелепо из грозного ада вознеслись они в Вечный покой…

В зоне оперативного провала

Ресурс Яндекс

Справка

Незаконные вооружённые формирования, как стали официально именовать отряды чеченских боевиков и ополченцев Джохара Дудаева, действующие под общим началом главарей местных бандитских кланов (которых, не без чеченского, видимо, финансово-политического влияния в российских СМИ, особенно на телеканалах НТВ и ОРТ, стали любезно величать «полевыми командирами»), оказали дольно эффективное сопротивление входящим в Грозный федеральным войскам, что стало едва ли не полной неожиданностью для российского командования.

Повсюду и в пригородах, и особенно в самом городе, наступающих ожидали истребительные засады и ловушки, удары со всех сторон. Огромное количество противотанкового оружия в руках, уже понабравшихся опыта чеченских боевиков и иностранных наёмников, свели к минимуму превосходство федеральных сил в технике. Важнейшую роль сыграло также наличие у дудаевцев современнейших спутниковых средств связи и отлично налаженной разведки: например, в момент начала операции Дудаев, как он сам потом хвастался в видеокамеру, получил в своё распоряжение полные списки командного состава подразделений ударной федеральной группировки: фамилии, звания, должности. Всё  это «президент Ичкерии» самодовольно назовёт «научным ведением войны».

В зоне оперативного провала

Продвижение российских колонн бронированной и автомобильной техники к Грозному застопорилось, повсюду разгорелись ожесточённые сражения.

Около пяти часов вечера 1-го января командованию сводного полка поступил приказ от вышестоящего штаба:

любой ценой нужно прорваться к железнодорожному вокзалу и захватить административные здания вокруг него (именно в приказе гласило – захватить два административных пятиэтажных здания).

После этого обеспечить эвакуацию и выход из окружения подразделений 131-й отдельной мотострелковой бригады и 81-го мотострелкового полка.

В зоне оперативного провала

Конференция. Офицеры 137 ПДП. Серебряков, Алексеенко, Жукаев.

Командирам парашютно-десантных рот батальона уже выдали на руки по одному экземпляру карты города Грозного,

вернее, скверного качества ксерокопии плана города, предназначенного скорее для туристов – карта размером с альбомный лист.

Затем старший группировки батальона, подполковник Юрченко проводит расширенное оперативное совещание офицеров управления батальона с участием командиров взводов и выше.

В присутствии командира батальона Голубятникова, начальника штаба сводного 3-го батальона майора Кувшинова,

заместителя по воспитательной части майора Холода, заместителя по технической части батальона капитана Косарева и замполита полка

майора Жукаева – при свете переносной лампы от командно-штабной БМД-КШ по той же «туристической ксерокопии» пальцем прочертили предполагаемый маршрут движения к железнодорожному вокзалу.

Юрченко особо подчеркивал на то, чтобы все обратили особое внимание на участок с крутым манёвром вправо.

В зоне оперативного провала

Ресурс Яндекс

Тот поворот находился примерно в двухстах метрах от главной арки при выходе колонны из парка.

План действия постарались проработать как можно детальнее, так как обстановка вокруг осложнялась с каждой минутой:

некоторое время назад подорвалась на мине БМД Макарова, трое десантников батальона уже погибли от пуль чеченских снайперов.

Основной упор на предстоящий бросок ставился на наших разведчиков, артиллеристов самоходного дивизиона и 7-ю роту.

9-й роте капитана Борисевича предназначалось действовать в резерве головных подразделений, с последующим развитием их наступления.

В зоне оперативного провала

Капитан Борисевич. Грозный 1995г.

Подумать тут было над чем, и Юрченко с Голубятниковым, понимая, что без прикрытия пехоты наши бронемашины

быстро превратятся в мишени для дудаевских гранатомётчиков, неоднократно предлагали вышестоящему

командованию выдвинуть свой батальон в пешем порядке, или чтобы «броня» следовала за спешенными подразделениями, выкуривающими из развалин стрелков-ополченцев.

В нормальном боевом темпе за пару часов можно управиться – преодолеть-то нужно всего чуть больше километра

(расстояние от парка культуры до вокзальных построек, если при движении по железнодорожным путям).

Затем пеший авангард захватывает пару ключевых зданий у вокзала, отвлекая «духов» на себя, – тут и броня подойдёт.

Незачем бойцов и технику терять почём зря.

К тому же, исходя из поставленной задачи, нужно было перестроить подразделения, следовавшие в колонне из походного порядка в боевой.

Следовало учесть и то, что в батальонной колонне в этот момент находились «чужие» войска из числа приданных, и ещё то, что некоторая часть боевой техники уже требовала ремонта после многокилометрового марша по горным дорогам.

Но даже на самое быстрое решение этих вопросов требовалось некоторое время, которого «сверху» не дали совсем, и это, конечно, самым негативным образом сказалось в дальнейшем, что и привело в итоге к гибели многих ребят.

Вышестоящему командованию, видать, очень уж не терпелось в поход за орденами:

неоднократно, в довольно грубой форме повторяли они свой приказ – осуществить выдвижение подразделений к железнодорожному вокзалу в составе колонны бронетехники без пешего прикрытия.

«На броню и вперёд!» – вот и весь был их «оперативно-стратегический план».

В зоне оперативного провала

Парк культуры

И не дав десантникам времени на необходимую подготовку (хотя бы как-то предварительно сориентировать механиков-водителей

по маршруту движения, загрузить необходимое количество боеприпасов и продовольствия),

в сгущающихся зимних сумерках погнал сей горе-начальник нашу колонну прямиком под «духовские» гранатомёты.

Даже оперативное совещание не дали толком закончить:

внезапно вдруг подбежал полковник Павлюченко, замкомдив Псковской воздушно-десантной дивизии,

который при генерале Бабичеве сделался начальником штаба группировки.

– Ты что стоишь?!

– вместо приветствия заорал он Голубятникову.

– Вы задерживаете выход всей колонны!!!

– Сейчас выйдет наша разведка и выставит блокпосты.

Подождите хоть десять минут,

– снова невозмутимо ответил комбат, даже не направляя на крикуна взгляда.

– Да я, я вас сейчас отстраню от должности!

– выходя из себя, завопил Павлюченко.

Кому-то из штабных офицеров удалось его угомонить, и тот, с сознанием выполненной сверхважной миссии, незаметно скрылся из виду.

О сколько вызвала та подготовка к операции тёмной и непонятной смуты. Но теперь задачи поставлены:

десантникам разведроты старшего лейтенанта Теплинского и сводным группам десантников 7-й, 8-й и 9-й роты нашего батальона надлежало

прорвать кольцо окружения противника в районе железнодорожного вокзала, после чего, отражая натиск врага,

вывести все находящиеся здесь подразделения в ближайший тыл, к окраине города.

В зоне оперативного провала

Разведчики 137 ПДП. Грозный 95г.

В последние минуты совещания решили для экономии времени произвести перестроение колонны прямо на территории парка, завершая его при выходе из главных ворот.

На улице к этому времени незаметно темнело.

Обычно с 16.00 до 17.00 здесь, в районах Северного Кавказа в это зимнее время происходит переход времени дня на вечерние сумерки.

А на часах было около пяти часов вечера.

Этот факт наши военачальники тоже тогда не учли.

Тем временем из армейских радиостанций все также непрерывно доносились призывы о помощи погибающих ребят-майкопцев:

– «Берёза»! «Берёза»! Я – «Калибр-10!» Нам нужна помощь!

Дайте огня! Огня дайте! Мы в окружении!

Приём! – слышались в наушниках радистов отчаянные призывы майкопских пехотинцев и самарских танкистов.

– Где подмога?!

Почему молчите?!

Вы что, там все вымерли?!

Мы выдохлись, боеприпасы кончаются…

В зоне оперативного провала131 Майкопская бригада. Ресурс Яндекс.

В штабе группировки Рохлина, который находился на территории консервного завода, их слышали, но только и могли, что успокаивать:

– Потерпите немного, мужики, потерпите!

Вышли «коробочки», решаем по вертушкам.

Подождите ещё 20 минут!

Нужно немного подождать!

Миномёты нужны!..

– Не надо миномётов!

Сколько можно ещё терпеть, вашу мать?!

У нас много «двухсотых» и «трёхсотых».

Где помощь?

– Терпите, мужики, терпите!..

Да, окружённым в центре Грозного бойцам российской армии нужна была незамедлительная помощь.

И войска шли к ним, но почти каждый десяток метров приходилось преодолевать с боем, ценой больших потерь.

Генералы, не имея достаточных разведсведений, в нерешительности теряли время на принятие решений.

Через считанные часы с начавшегося в новогоднюю ночь штурма чеченской столицы командованию, как, впрочем, и всем остальным, стало ясно, что операция провалилась.

Что и следовало ожидать:

реальной оценки сил и средств противника тогда не произвели.

Даже название (!) крупнейшей боевой операции российских войск после чехословацких событий 1968-го года и Афганистана в штабной суматохе не успели придумать (эта операция была без названия).

В зоне оперативного провала

Ресурс Яндекс.

Сотни машин боевой и вспомогательной техники, втянувшись на всю длину грозненских улиц, лишили друг друга пространства и возможности совершения манёвра, стали лёгкой мишенью дудаевцев, орудовавших, как в тире.

И нескончаемые вереницы обгоревших остовов боевых машин стали наглядной демонстрацией и доказательством оперативно-тактического «умения» наших генералов, пагубности их необдуманных расчётов.

В те трагические часы начавшегося 1995 года в окрестностях грозненского железнодорожного вокзала и площади «Минутка» тысяча российских мотострелков, пехотинцев и десантников, 18-20 летних ребят, обрели себе единую братскую могилу.

…Вечная им память!..

Ранее

Далее

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Блог Эдуарда Валитова
Добавить комментарий