логотип
Сегодня-это завтра, о котором мы позаботились вчера
Лого

Окопная правда

date27.08.2020
Окопная правда
картинка
 

Впоследствии  это привело  к началу «второй  чеченской компании».

В марте 2000 года появились сведения о гибели в Аргунском ущелье Чечни 84 гвардейцев-десантников 76-й Псковской гвардейской воздушно-десантной дивизии.

И вновь у меня возникала боль, чувство какого-то бессилия, но обязательное желание продолжать писать и писать.

И я дал себе обещание  увековечить боевой путь нашего 137-го гвардейского парашютно-десантного полка во время «первой чеченской компании» 1994—1995 года.

 

Время шло своим чередом, но память не давала мне покоя, и я продолжал собирать материалы для будущей книги.

Поиск для меня всегда начинался с вопросов «почему?», «где?» и «как?».

Окопная правдаСергей Шестопалов и Павел Милков автор книги « Я калибр 10»

Мне хотелось, чтобы книга читалась легко, хотелось подробно описать не только боевые действия, но и армейский быт в условиях войны – как и чем мы тогда жили.

Сбор информации и работа над книгой заняли тринадцать лет.

Однако, мне казалось, что по-прежнему чего-то не хватает.

И я понял, чего именно!  качестве эмоционального импульса необходимо было вновь побывать в нынешней, уже мирной, Чечне.

Хотелось своими глазами увидеть уже восстановленный Грозный.

Каков этот город сейчас?

Как он изменился?

Скажу честно, но именно все эти тринадцать лет работы с книгой у меня в голове практически не уходили образы тех моих сослуживцев, погибших товарищей и те 155 дней в Чечне.

И вот я снова в Грозном, но уже в российском городе с его мирными жителями.

Окопная правдаГрозный 2010 г. Дом «Теплинского»

Сентябрь 2010 года, после всей моей «ностальгии » и этих лет мечтаний о том, чтобы увидеть заново развалины Грозного и те дома, в которых мы когда-то вели оборону, я поехал туда.

Не передать, наверное, то состояние моей души, те чувства и действия, когда я снова ступил на землю Чеченской республики: я увидел и Грозный, и Аргун, и Гудермес и Шали – совершенно новые города Чечни.

Американский писатель Эрнест Хемингуэй говорил когда-то, что писатель едет на войну за правдой. Наверное, значит тогда, в 1995 году мною двигало нечто подобное.

К сожалению, в этой книге далеко не всё упомянуто о нашей командировке, как и многое из собранных за эти годы мемуаров по морально-этическим  нормам.

Окопная правдаГрозный 1995г. Дом «Теплинского»

Однако  нельзя было обойти  вниманием некоторые отрывки  из газетных  публикаций и доклады  некоторых высокопоставленных  военачальников,  которые важны для  более глубокого понимания происходившего в то время в Чечне и почти неосвещенного в нашей прессе.

Да, они не принадлежат мне, но именно их содержание поможет читателю понять суть чеченской войны – кто ее развязал,

кто подготовил условия для возникновения беспредела в Чечне, кто обеспечил вооружением созданные Дудаевым бандитские формирования. Допускаю, что мои оценки подчас носят субъективный характер.

В частности, это касается упоминаний о недостаточной организации боевых действий наших войск и ошибках некоторых генералов, что в итоге обернулось кровавым провалом новогоднего штурма Грозного.

Но это, наверное, и есть горькая правда чеченской войны, и мне хотелось бы изложить свою точку зрения по этому поводу.

Большинство эпизодов, описанных в рамках этой книги, мне пришлось пережить лично, иные изложены со слов моих сослуживцев, с которыми  мне довелось  встретиться.

Встречался  я с матерями и жёнами погибших в Чечне однополчан, видел армейские фотографии и ордена Мужества – все, что осталось от родных им людей.

Работая над этой книгой, я чувствовал, что отдаю дань памяти этим мужественным бойцам, не пожалевшим своих жизней во имя Родины, сохраняя для потомков их имена.

Окопная правдаГрозный 2010г. Ж/д вокзал. Здание новостройки

Еще судьба не раз сводила меня с мирными жителями города Грозного.

Благодаря этому я лучше смог представить себе их традиционный образ жизни, понять менталитет.

Разных мы видели людей: одни проклинали местных лидеров-главарей, другие – нас, «федералов».

 

Кто-то из них, не стесняясь, крайне нелицеприятно высказывался в отношении всей российской политики на Кавказе,

подчас грубо высказываясь в адрес президента и министра обороны РФ, другие же искренне сочувствовали нам, необстрелянным пацанам, отправленным на эту жестокую бойню.

Конечно, много и многими уже сказано о войне в Чечне профессиональным журналистским языком с приложением документальных подробностей и фотоматериалов.

На этом фоне моя книга может многим показаться  в чём-то недостаточной,  вызывая ряд критических замечаний.

Что-то выглядит в книге спорным, исходящим исключительно из мнения самого автора.

Кто-то из ветеранов тех событий обнаружит неточности в изложении планов командования и описании боевых действий.

Что ж, заранее прошу извинить за них, надеясь, что они не имеют теперь принципиального значения.

Эту войну я видел глазами простого солдата.

Это была моя война – тяжёлая, жестокая и страшная.

Эта незабываемая печать суровой действительности, которая, наверное, надолго останется в моей памяти.

Уверенно могу говорить после всего пройденного и лично убеждён, что любая война и тема войны, это конечно, трагические события.

Окопная правдаГрозный 1995 г. Ж/д вокзал новостройка.

И для любого, кто побывал на войне – это не пустая тема.

Ведь тот, кто прошёл войну, о ней потом уже не будет болтать впустую.

Ведь не зря говорят, что с войны можно возвратиться физически – только физически.

Побывав там всего один раз – потом уже никогда не получится уйти из неё морально.

Война и её отголоски ещё долго могут сидеть внутри её участника – как в душе, так и в сердце.

Для него, возможно, что та, прошедшая много лет назад война, не закончится, может быть никогда.

За минувшие годы я прочёл немало книг о чеченской войне, чьими авторами были офицеры и генералы.

Особенно запомнилась книга генерала Геннадия Трошева «Моя война».

Что можно в общем о них сказать?

Да, штабные офицеры и генералы пишут свои мемуары грамотно.

Но, наблюдая за боевыми действиями из окон штаба или хорошо оборудованного и защищённого от огневых налётов противника блиндажа, или, в лучшем случае, из командно-штабной машины, генерал мог видеть лишь краешек войны.

Многие из них даже не нюхали пороха, не говоря уже о прямом огневом контакте с противником или боевых зачистках.

Им не приходилось слышать над своей головой свист пуль, чувствовать ударную волну близко разорвавшегося снаряда.

Они не видели, как навсегда смыкаются глаза умирающего от ран бойца.

Смерть в бою для них – лишь ещё одна единица в статистике боевых потерь.

А солдату, прошедшему тот чеченский ад, она видится тем, чем она есть в реальности, во всей её жестокости, отчаянии и грязи.

Во многих периодических публикациях, современных книгах и художественных фильмах о Чеченской войне порой, выделяя что-то одно, умалчивают о другом.

Но память о той войне часто заставляет тех, кто пережил её, выплеснуть наружу неутихающую боль и донести горькую правду до всех, не преувеличивая, но и не скрывая.

Вот и моей целью стало поведать «окопную правду» от имени тех, кто верой и правдой служил своей стране.

Подвиги этих парней навечно и золотой гравировкой въедятся в значение слова – Воздушно-десантные войска.

где они сразу же, не без помощи иностранных «наставников», начали готовиться к захвату сопредельного Дагестана.

Далее

Содержание

 

Хотите получать новые статьи на почту?

Ваш Email не будет опубликован

Добавить комментарий