логотип
Сегодня-это завтра, о котором мы позаботились вчера
... ...
Лого

Встречный салют и первые трофеи

date13.10.2020
Изображение для публикации не задано
картинка

Последняя декада декабря уходящего 94-го года, впереди окрестности населённого пункта Солёная Балка, которые где-то своими окраинами сливались с окраиной нефтяного района Грозного – «Нефтянка».

 На этот раз в голове шли – сводный батальон 51-го парашютно-десантного полка, за ним – тыловые подразделения и полковой командный пункт;

следом – сводный батальон 21-й отдельной воздушно-десантной бригады, практически не имеющий своей бронетехники.

Наша колонна на эти сутки теперь шла где-то в замыкании.

Бронетехника растянулась на несколько километров, а многие тыловые подразделения порядком отстали от боевой техники.

Тем временем в головной части колонны без некоторой неразберихи также не обошлось: уже на первом десятке километров

вышло так, что часть тыловых подразделений вырвалась немного вперёд.

К их счастью, потом всё же боевая техника обогнала их, возвращаясь в авангард.

К этому моменту и часть нашей бронетехники оказалась в головной части колонны, но впереди всех по параллельному маршруту продвигался «Техник» (под этим радиопозывным значилась отдельная разведрота (ОРР) тульских разведчиков-десантников).

Они зорко высматривали малейшие и посторонние шевеления, и когда до конечного рубежа оставалось совсем немного, в нашу сторону грянуло несколько одиночных артиллерийских выстрелов: нам «салютовали» из пушки боевики, укрепившиеся перед нами на позициях.

Однако чеченский артиллерист, видимо, не успел ещё набраться опыта, так как ни одного точного попадания ему сделать не удалось.

Нам повезло.

После нескольких выстрелов орудие замолкло: противник понимал, что пора уносить ноги.

Так и произошло.

А майор Куликов, продвигающийся на «реостате», моментально сделал, так называемую проброску, определив расстояние до цели, и уже через несколько минут прозвучал ответный залп от наших «НЮРОК».

– Батарея-а-а-а!.. Огонь!..

Десяток разрывов от нашей артиллерии окучали тот район.

А тем временем со стороны другого протяженного холма раздались ещё какие –то разрывы артиллерии.

Отдаленность до них 3-4 километра.

Мы тогда не знали, что наших соседей, батарею артиллерийских «НОН» Ефремовского полка с колонной автомобильной техники, повторно докучали артиллерия чеченских боевиков, но уже из орудий – пушек Д-30.

Чеченцы стреляли тогда разбросанно, как-будто наугад, благо частично защищали нас холмы.

А тем временем наша броня, казалось, выжидала время.

Дальнейшее движение колонны остановилось.

Комбат уточнил командирам подразделений задачи перед штурмом рубежа противника, порядок боевого взаимодействия, доложил подполковнику Алексеенко о готовности к атаке.

Тем временем на исходные позиции уже выдвинулись разведвзвод Теплинского и 9-я рота Борисевича.

Ответственная роль в штурме выпала на долю бойцов 7-й роты и гвардейцев разведроты, действующих отдельными группами.

Наступал решающий момент, и 9-я рота, действуя по команде начальника штаба 3-го батальона майора Кувшинова, примерно за километр от позиций противника развернулась в линию атаки.

Сразу за ней – разведчики и бойцы 8-й роты капитана Соколенко, во втором эшелоне пошли БМД 7-й роты капитана Германа Макарова. Прозвучал сигнал к атаке, и более десятка боевых машин, взревев моторами, рванули вперёд.

П-образный косой клин боевых машин молненосным броском устремился вперед.

Атака была столь стремительная, что боевики, засевшие в обороне, не успели и опомниться, как им осталось разве что спасаться бегством.

Да и немного их здесь оказалось – всего до двух десятков человек, имевших на вооружении, кроме личного стрелкового оружия, один крупнокалиберный пулемёт и ту самую старенькую пушку Д-44, которой нам только что и успели, как просалютовать.

С началом штурма, понимая бессмысленность сопротивления, чеченцы бросили пушку, и, забрав с собой остальное вооружение, а также раненых и убитых, ушли с позиции.

Несколько боевиков, отстреливаясь, прикрывали их отход.

Однако им всё же досталось: «Нюрки» майора Куликова переносили огонь вглубь обороны противника, доставая своими снарядами отходящих.

Скоординированная система огня наших артиллеристов, достоверные разведданные, а также внезапная разветвлённая атака нашей брони на фланге, вынудили ополченцев отойти к своим селениям и к окраинам Грозного.

Рубеж был занят в считанные минуты.

Осмотр трофеев – интересное занятие на войне – раритет времен Великой Отечественной Войны артиллерийская пушка Д-44, в стволе которой даже оказался снаряд, его боевики не успели использовать против нас.

Позднее наши офицеры лупанут им в сторону Грозного наугад.

Разведчики, подцепив пушку к БМД, быстренько укатили трофей в своё расположение: эдакий взятый в бою победный вымпел.

Здесь же в окопах была найдена железяка – «трёхнога» от АГС-16: и даже такое оружие имелось у них на вооружении.

В укрытии, где боевики отсиживались в ожидании нашего подхода, осталось валяться всякое тряпьё и выеденные консервные банки из-под российской армейской тушёнки и перловки: нашими харчами не брезговали братья-мусульмане.

Кто-то из наших офицеров в этом тряпье нашли униформу с эмблемами и шевронами УПА-УНСО и пару паспортов с гербом украинского трезубца.

Ага, вот и «щирые патрiоты», братья-бульбаши из Украины к чеченцам в помощь «за баксы» подвалили.

Теперь ещё в роли наёмников– националистов.

В дальнейшем в ходе удержания рубежа у Солёной Балки боевики систематически обстреливали обнаруженных наблюдателей-разведчиков и сапёров при их работе на переднем крае.

Чеченские боевики практически каждую ночь производили ночную разведку наших позиций группами по 3-4 человека, используя маскхалаты.

И сейчас здесь, если бы не их малочисленность подразделений и то недостаточное количество бронетехники у ополченцев, то наши потери могли бы возрасти во много раз.

Ведь, как и на любой войне, обе стороны имели свои преимущества и недостатки.

И у нашего противника имелись такие преимущества, как непрерывное ведение разведки, наличие современного оружия отличного качества, высокий уровень подготовки личного состава по применению стрелкового оружия и ракетных систем залпового огня, высокая точность стрельбы.

Наше командование должно было напротив предполагать исход каждой операции и принимать только верные и продуманные решения, – чего, конечно, не хватало.

Не было той мощной огневой поддержки авиации, не было в войсках последних видов вооружения боевой техники и стрелкового оружия, в руках солдат всё было отечественное.

Эта война не велась в условиях полной секретности, отсутствовала и обязательная высокая степень организации планов боевых действий (как до Грозного, так и во время штурма Чеченской столицы).

Не было обеспечения скрытной доставки боевой техники к местам дислокации и местам обнаружения предположительных очагов бандформирований.

Было слабеньким и материально-техническое обеспечение: питание, обмундирование, медицинское обслуживание (имею виду промедление в доставке раненых солдат и офицеров, а также забота о них в медсанбатах).

И ещё, наверное, одним из важных факторов слабого оснащения войск являлось отсутствие активности обороны, то есть не было непрерывного воздействия обороняющихся войск на противника.

Ведь активность обороны заключается в нанесении по противнику авиационных и огневых ударов, именно в период его подготовки к наступлению и в период атаки, а также при манёвре резервами и огнём на наиболее опасных направлениях.

Эти действия как бы присутствовали, но были они скорее на среднем уровне.

А без всего этого соваться в город, нашпигованный боевиками и ополченцами, как украинская колбаса салом, было просто глупо.

Справка

Ко времени ввода федеральных войск в Чеченскую Республику формирования дудаевцев (как писали источники) составляли около 10 тысяч человек. Эта огромная банда подразделялась на – вооружённые силы; национальная гвардия; народное ополчение; личная охрана и отряды, действующие в интересах высокопоставленных лиц; воинские формирования Конфедерации народов Кавказа (батальон специального назначения «Борз», «абхазский» батальон и др.), части, подчинённые МВД и ДГБ Чечни (национальная армия), которые к лету 1994 года включали в себя: танковый, артиллерийский и зенитно-артиллерийский полки, горно- стрелковую бригаду, мусульманский истребительный полк, два учебных авиационных полка, подразделения специального назначения и несколько учебных центров. В них насчитывалось: 42 танка (Т-72, Т-62, Т-80); 48 БМП (в том числе 12 БМП-2 КШ); 30 БТР и БРДМ; 153 артсистемы (в том числе несколько установок БМ-21 «Град», более 20 штук 122-мм гаубиц Д-30, пять самоходных артиллерийских установок); средства ПВО – 44 единицы (среди них восемь ЗСУ «Шилка» и по шесть ЗУ-23 и 57-мм пушки С-60). Но были и другие цифры. По данным неофициальных источников и в отличии от выдумок людей, руководивших войсками, реальная численность всех боевиков в Грозном (на 31 декабря 1994 года) не превышала 3,5 тысячи человек, а количество наемников из-за рубежа не превышала и 60 человек, еще столько же добровольцев прибыло из Северокавказских республик.

Проохраняв территорию тюрьмы и её окрестности трое суток, наутро наша колонна снова двинулась в путь.

Далее

Содержание